Anime Characters Fight вики

-Впервые на ACF? Приветствуем вас! Перед началом обязательно прочтите специальную статью для новичков, которую вы сможете найти на заглавной странице.

ПОДРОБНЕЕ

Anime Characters Fight вики
Advertisement
Anime Characters Fight вики

Слева-направо: Казухо, Нао Миюки

Итак, по просьбам трудящихся краткий пересказ сюжета Higurashi no Naku Koro ni Mei. В целом ожидания от этой истории у меня были не слишком высоким. Думал, что будет что-то вроде Ayakashisenshi-hen, но вместо магии девочек-волшебниц, способности персонажей будут связаны с картами и прочей гача-тематикой без особо объяснения и сюжетного обоснования. Первое впечатление в целом также настроило на простенькую фансервисную историю про то, как старые знакомые персонажи в виде чибиков в милых косплей-костюмах дерутся с кабанами-мутантами и ходячими пеньками. Тем не менее, по мере развития сюжета он становится всё более мрачным, а также в нём появилось то, за что Цикад и любят - загадки, ответы на которые приводят лишь к ещё большему числу новых вопросов.

Какие-то события мог упустить, с чем-то напутать или где-то ошибиться с хорологией, но что-то лучше всё равно вряд ли найдёте.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ

  • Казухо Кимиёши - внучка старосты Хинамизавы, вся семья которой погибла в катастрофе вместе с деревней. Жила в общежитии при поддержке дальних родственников. Хочет узнать что-то новое о произошедшей трагедии. Меланхоличная, часто извиняется. 15 лет.
  • Миюки Акасака - дочь Мамору Акасаки, детектива, которой не вернулся из Хинамизавы 10 лет назад. Хочет расследовать произошедшее, узнать что-то о пропавшем отце. Проницательная и грубоватая. 15 лет.
  • Нао Хотани - девочка из Токио, которая приехала в Хинамизаву по личным причинам. Строгая, хладнокровная и упрямая, полагается на свою интуицию. 11 лет, но ведёт себя взрослее, редко показывая весёлую и ребяческую сторону.

ПРОЛОГ

Тамура

Прошло 10 лет после уничтожения Хинамизавы в инциденте с выбросом ядовитого вулканического газа. Режим изоляции зоны отчуждения был снят и на место приходит Казухо после загадочного сообщения на пейджер из тех мест. Внезапно на руинах на неё нападает огромный кабан-мутант, но девушку спасает богиня Тамурахиме-но-Микото.

  • Примечание: Тамура - вождь народа Ямато, богиня-хранительница Японии, подобно тому, как Ханю - вождь народа Кадо, покровительствует конкретно Хинамизаве. Паразиты синдрома Хинамизавы не являются чем-то уникальным, в мире вообще все деления людей на религии, нации и идеологии связаны с распространением тех или иных видов влияющих на разум паразитов внеземного происхождения. Тамура - центр колонии паразитов всей Японии. Она отличается высокомерием и ксенофобией, а также нелюбовью к Ханю, которая явилась на её территорию. Да, жители Хинамизавы по сути даже не совсем японцы, поскольку они инфицированы Кадо, а не Ямато. У паразитов Кадо были большие проблемы с адаптацией, что и являлось причиной развития синдрома. В итоге это и привело к самоизоляции в деревне с подходящими природными условиями, а также появлению веры в Ояширо-сама со всеми её ограничениями. Со временем влияние паразитов ослабевало (кровь демонов становилась слабее), а потому покидать деревню было уже не стиль опасно, как ранее.

Тамура ненадолго останавливает время и даёт Казухо карту, позволившую вызывать волшебную экипировку для победы над монстром. Тело чудовища рассыпается в частицы, оставляя за собой лишь кристаллический Осколок. Из таких и получается карты, а силы их пользователей по сути аналогичны силам монстров (вроде того кабана), называемых цукуями, что значит "одержимый тьмой". Тамура считает вождя народа Кадо виноватым во всех странностях. И то, что Казухо смогла использовать её карту (сделанную из поломанного Осколка) тоже считает силой народа Кадо. Монстры приходят из межпространственного искажения в ритуальном складе (сайгудене) святилища Фуруде. Тамура даёт Казухо метку со статусом своей мико, позволяя и далее собирать (из осколков цукуями) и использовать карты, и отправляет в искажение, говоря, что она уже не первая, получившая её поддержку. Богиня просит разузнать о происходящем вообще и планах вождя народа Кадо в частности.

ЧАСТЬ 1

Пройдя через искажение Казухо оказывается в Хинамизаве 1983, где встречает Миюки с аналогичными способностями, которая нелестно отзывается о Тамуре. Цукуями нападают и там, что быстро наводит девушек на мысли, что это вряд ли реальное прошлое Хинамизавы. Странности продолжаются, когда выясняется, что Казухо и Миюки здесь будто уже ждали, у них уже есть известные жителя легенды, места жительства и обучения. Их присутствие воспринимается как должное, как и присутствие всех сверхъестественных явлений. Собственно члены Клуба, куда входит Ханю, но не входит Кеичи, периодически и занимаются тем, что гоняют монстров, воспринимая это в качестве своих обычных игр. Сама возможность пользоваться картами здесь естественна для некоторых людей, а не связана с благословения богов. Казухо и Миюки встречают третью путешественницу Нао, которая заинтересована только в одном человеке. Они вкратце рассказывают свои истории друг другу и договариваются сотрудничать.

Казухо решает пойти в Окиномию, где она ранее жила, чтобы узнать что-то о семье и подтвердить, что это на самом деле прошлое. Там они встречают так называемую группу Окиномии (часто соперничающую с клубом Хинамизавы), которую возглавлял Кеичи (на данный момент он всё ещё неизвестный персонаж для главных героев). Далее там была странная сцена с игровой консолью, где вместо игры Казухо вместе с Кеичи перенеслась в метамир, и там тоже был бой с цукуями, причём Кеичи пояснил, что здесь можно не волноваться о собственной смерти (или это всё было лишь в восприятии Казухо). Затем они разошлись, но Кеичи сказал, что они ещё встретятся. Сложилось впечатление, что он что-то знает о происходящих странностях больше других.

Вскоре после этого Миюки нашла в шкафчике биту с подписью "Кеичи", но попытки что-то разузнать о владельце приводят к холодным взглядам со стороны членов Клуба. Мион говорит, что Казухо просто лучше забыть об этом. Вскоре путешественницы узнают, что в доме, в котором они сейчас живут, ранее жил Кеичи. Они раздумывают о том, откуда к нему столько негатива в Клубе. Затем во время разговора о произошедшем в школе и странном поведении членов Клуба, внезапно раздаётся звонок, и из-за двери слышится голос Рэны, которая говорит, что обещала приготовить рис. Тем не менее никаких иголок и безумных взглядов в итоге не было, Ржна просто угостила путешественниц вкусной домашней едой.

На следующий день путешественницы снова встречаются с Кеичи, узнают его имя и историю. Его изгнали из деревни за некое преступление, о котором он не помнил. При этом сам конфликт с клубом действительно имел место быть, это было не похоже просто на разницу в воспоминаниях вроде той, из-за которой путешественницы оказались вписаны в этот мир.

На месте своего дома в Окиномии Казухо нашла лишь пустошь, что ещё больше укрепило подозрение в том, что этот мир не является её прошлым. Дальнейшие попытки искать информацию показали, что на месте дома вообще ничего не стояло на протяжении десятилетий. Далее от случайно встреченной журналистки Мидори Каваты (которая была в компании Такано и Томитаке), которая тоже что-то ищет в деревне, Казухо узнаёт, что в этом мире она вообще никогда не рождалась. Это стало для неё шоком.

Казухо просыпается в клинике, где была Такано со зловещей атмосферой, по которой было впечатление, что она что-то знает и планирует. Она связывается с Тамурой по телефону (Тамура так может но не часто), где богиня объясняет, что все странности происходят из-за чьего-то сильного желания.

На следующий день Казухо разговаривает с Мион о событиях, связанных с убийствами на дамбе, а затем спрашивает о конфликте с Кеичи, но Мион будто превращается в бесстрастную марионетку и просто молча уходит. Казухо рассуждает о правилах происходящего в этом мире.

Во время подготовки к Ватанагаши появляется Шион и говорит, что может помочь, если путешественницам некомфортно в деревне. Вскоре они попадают в её дом, где Шион рассказывает, что цукуями считаются демонами, вышедшими из болота Онигафучи, где когда-то были запечатаны Ояширо-сама. Они воспринимаются столь же естественно, как явления природы, вот только это актуально лишь для Хинамизавы и её окрестностях. Дальше Окиномии монстры не появляются, и выезжающие за пределы деревни могут заметить странности, а также искажения в собственных воспоминаниях. Предполагается, что цукуями - это испытание, посланное Ояширо-сама, но вот так ли это на самом деле не ясно. Также Шион говорит о трагедиях, которые случаются во время Ватанагаши. В итоге путешественницы договорились о сотрудничестве с Шион, которая понимает, что происходит что-то странное с этими монстрами и памятью жителей, а также хочет узнать, что случилось с Сатоши. Шион предлагает в ночь на Ватанагаши пробраться в ритуальное хранилище разузнать о каком-то секрете, который там спрятан.

Трое главных героинь делятся своими целями. Они уже поняли, что этот мир не их прошлое, и тот же встреченный ранее Акасака- это не тот Акасака, который пропал в мире Миюки, хотя она была рада познакомиться с ним. Миюки хочет просто вернуться домой живой, Нао - же всё ещё хочет помочь важному для себя человеку, несмотря на различие временных линий, и даже готова расстаться с жизнью ражи этого, а Казухо ещё не знает, чего она хочет. Тут раздаётся телефонный звонок, а похожий на более взрослую версию Рики голос обрывисто говорит "не верьте мне".

В ночь Ватанагаши Миюки и Шион пошли на склад, а остальные остались на празднике. Вскоре было замечено отсутствие Мион и Ханю. Начинаются поиски, а оставшаяся на месте Нао рассказывает Казухо том, что искала старшую сестру, с которой даже не была знакома. У её матери был ребёнок от предыдущего брака, оставшийся с отцом после развода. Они уехали в Хинамизаву, где оба погибли в катастрофе, а Нао считает себя виноватой в этом, и хотел бы спасти сестру. Она также говорит, что сестру уже встретила.

Во время разговора наконец появляется Мион. Она спрашивает, понравился ли им Ватанагаши. Путешественницы отвечают, что хотели бы приехать и в следующем году, при этом грустят в уме, так как знают, что со дня на день должна произойти катастрофа.

Тем временем Миюки, записывает в своё блокнот строки, содержащие загадочные "110" и "AIV". Затем она прячется, заметив идущих Акасаку и Оиши. Вдруг на Оиши появляется тень с аурой цукуями. В это же время подобное происходит с людьми около Нао и Казухо. Одержимые становятся агрессивными. Казухо и Нао прорываются в лес, где встречаются с Кеичи и Шион. Кеичи спрашивает у Казухо "разве ты не человек из этого мира?" Вместо с Шион они говорят, что услышали это от некто ("тот ребёнок", но я не уверен, что ребёнок буквально), который даёт советы. Казухо думает, что речь о той Рике, что звонила ей, задавись вопросом о том, что Рики может быть две.

Казухо, Нао, Кеичи и Шион направляются к складу, чтобы присоединиться к Миюки, видя по пути, как жителя деревни сошли с ума и начали убивать себя и друг друга в приступах агрессии. При этом создаётся ощущение, что их кровожадность отличается от той, которая исходит от цукуями. Герои всячески стараются не навредить преследующим их людям, убегая от толпы.

Группа находит Оиши, который был гораздо сильнее обычных цукуями, а затем во взрыве тьмы превратился в монстра-тануки размером со склад. Победив его герои чувствуют облегчение, видя как полицейский вернулся к человеческой форме. Также они замечают у его ног чёрную карту без надписей и вибрации силы, которая исходит от других Осколков-карт цукуями. Оиши оттаскивают в безопасное место и пытаются найти с Томитаке, чтобы воспользоваться машиной, но обнаруживают только его труп с разодранным горлом. Причём тут также вскрываются противоречия в восприятии героев, так как не все замечают труп. Возможно с Казухо что-то не так?

Кавата

Тут появляется агрессивно настроенные Такано и ямаину, но их останавливает Кавата, легко раскидывая людей. Как выяснятся, она тоже пользуется картами. Журналистка говорит героям отправляться в клинику. Такано недоумевает, спрашивая у Каваты, из полиции ли она или ещё откуда. Но Кавата отвечает, что она и не горная собака и не сторожевая собака, а скорее охотничья собака. Она создаёт в руке огнестрельное оружие, рассуждая, что для неё это уже в 8 или 9 раз.

Герои добираются до клиники, где уже с середины фестиваля спала Сатоко, которая сказала, что заболела. Ирие говорит, что это обычная простуда. Услышав о случившемся врач предлагает спрятаться в подвале клиники. После небольшого сна Казухо принимает звонок от Тамуры. Кроме того, она, видимо, не видит Сатоши в его палате из подвала. Тамура говорит, что граница миров содрогается. Вернуться домой из мира, который скоро рухнет девушка может лишь экстренным способом, найдя крупнейший Осколок (судя по всему мелкие кристаллы стыкуются друг с другом для создания крупных) самого могущественного цукуями, который находится где-то на свалке и, видимо, является ядром этого мира.

Казухо чувствует запах гари, а затем находит Шион, которая подожгла помещение. Выясняется, что на самом деле это переодетая Мион, ставшая одержимой цукуями. Она пытается склонить Казухо на свою сторону, но та отказывается. Завязывается бой всей группы с Мион, в ходе которого та превращается в дракона (хотя все ожидали, что если уж Мион превратится в монстра, то это будет демон/они), но всё равно проигрывает, оставляя на земле чёрную карту.

Вернувшая разум Мион рассказывает о голосе сердца, толкавшем её к убийствам, о том. как наблюдала на действия одержимой себя будто со стороны, а также о том, из-за чего изгнали Кеичи. Якобы он издевался над Рикой, причём рассказывала об этом сама Рика. Все начинают подозревать Рику в распространении клеветы на Кеичи и его семью, но саму Рику никто не видел после танца на Ватанагаши.

Путешественницы рассказывают о том, что они из будущего и о катастрофе. Учитывая происходящее, окружающие могут принять такие откровения. Также предполагается, что Казухо не могли бы играть из деревни как и самого Кеичи из-за действия из-за загадочной силы. Герои рассуждают, могут ли жители этого мира сбежать в иную временную линию. Так или иначе все решили пойти на свалку, чтобы встретиться с главным цукуями. также Мион передаёт Казухо сокровище своей семьи - меч Тамахаджики-но-катана, как говорят, обладающий эффектом очищения души.

  • Примечание: Тамахаджики-но-катана использовалась в Yoigoshi-hen. Там Шион-Мион разрубила этим мечом летящую пулю, что советует одному из вариантов перевода названия оружия.

Утром, когда цукуями, не проявляющие активность на солнце, пропали, часть героев отправилась на свалку, где встретили копающуюся там Рэну, которая начинает вести себя странно.

Далее мы видим флешбэк Нао, напоминающий прошлое самой Рэны, счастье которой разрушилось из-за развода родителей. Нао мечтала о семье, но редко видела свою мать, которая проводила много времени на работе, находясь в разводе с отцом Нао. Она ходила к своей старой бабушке, которая уже плохо соображала, иногда называя свою внучку не Нао, а Рейной. Все другие родственники по какой-то причине избегали этого имени. Затем Нао нашла в кабинете матери статьи о катастрофе Хинамизавы, где встречалось имя Рэна Рюгу. Сопоставив информацию Нао в конце концов выяснила, что у неё всегда была сводная сестра от предыдущего брака матери. Вскоре рыночек порешал некогда растущий невиданными темпами пузырь Японской экономики и в стране начались святые девяностые, прокатилась волна разорении и самоубийств. Находящаяся в разводе мать Нао не могла даже продолжать платить за обучение. Раз в месяц Нао встречалась со своим отцом, но когда речь зашла о плате за обучение, тот, хотя и не испытывал особых финансовых трудностей, просто выразил соболезнования по поводу смерти Рюгу Рейны. Нао и раньше была не высокого мнения о своём отце, с которым её мать развелась из-за его измены, но после этого девочка разочаровалась окончательно. Услышав дома о переводе в другую школу, Нао решила умереть, выбрав местом смерти Хинамизаву, надеясь, что хотя бы после этого сможет встретиться с сестрой.

Нао всегда мечтала о том, какой доброй и заботливой могла бы быть к ней её старшая сестра, но реальная Ржна оказалась гораздо лучше любого воображаемого образа. И вот Нао называет одержимую Рэну сестрёнкой, но та лишь приходит в ярость, считая, что её обманывают и пытаются напомнить прошлом и проблемах с семьёй. Рэна, на помощь которой дополнительно пришла группа малых монстров, превосходит в силе любых предыдущих цукуями и всех своих противников вместе взятых. Она легко отбивается и теснит их в бою, в конце концов хватая Нао за шею и пытаясь убить. Лишь при помощи при помощи очищающей катаны их ней изгоняют тень цукуями. Тем не менее, ни осколка ни чёрной карты так и не было найдено.

Рэна и Нао делятся своими историями и чувствами. Рэна отговаривает Нао от мыслей о самоубийстве. Возвращаясь на базу в доме Сонозаки герои выясняют, что в отличии от Мион, Рэна мало что помнит о действиях в состоянии одержимости. Также там выясняется, что никто, кроме Шион, не помнит о существовании Сатоши, а та лишь потому, что некто напомнил ей. Сатоко только сейчас просыпается и также ничего не упоминает о своём брате.

Так или иначе, но герои не получили то, зачем пришли. Сильнейший осколок, необходимый для путешествия во времени пропал или же его не было у Рэны с самого начала. И тут Рэна говорит, что вспомнила последнего человека, которого она встречала. И Мион говорит то же самое. Все отправляются в святилище Фуруде.

Рика признаётся, что она не джедай

Печальная Рика уже ждала в своём святилище. Когда её начал расспрашивать о произошедшем та холодно рассмеялась и рассказала свою историю. Это она собрала Осколки Рэны. Также это она инициировала резню за счёт контроля синдрома Хинамизавы через статус королевы, однако способности переписывать память у неё нет, а иначе бы путешественницы так ничего и не заметили. Рика недоумевает, почему она никогда не делала это раньше. После ста лет цикла смерти она наконец победила и смогла пережить июнь 1983 и была счастлива, но вскоре появились странные монстры, котоыре убили всех её друзей, а затем и её саму, отправив в начало. Тогда Рика решила, что она не может идти против судьбы, и что даже победив на каком-то этапе, она всё равно вернётся с чего начала. С печальной решимостью она говорит, что раньше была глупа, когда волновалась и страдала, но теперь решила отказаться от будущего и просто повторять счастливое для себя время, сама разрушая свою уютный мир в конце. Акасака, который внезапно получил чувство дежавю о других мирах, где он сожалел, что не смог помочь Рике, говорит, что та всегда была не девушкой в беде, а сильной женщиной, которая никогда не сдавалась, но Рика лишь призывает Ханю, которая с отсутствующим выражением лица подлетает к ней и во вспышке света появляется зловещая фигура Рики с рогами, испускающая вокруг себя интенсивные волны тьмы. Герои решают, что как бы им не было плохо, хуже всех сейчас именно Рике, и потому ей надо помочь, но сначала - привести в норму.

Побудив Рику все с ужасом обнаруживают, что она просто бесследно исчезла. Уже было решив, что просто убили Рику, герои видят перед собой появившуюся Ханю, которая говорит, что это был лишь одержимый пустой сосуд, виртуальная личность, для манипуляции остаточной волей которой в качестве манифестации отчаяния дополнительно была создана и копия Ханю. Тем не менее, хотя душа Рики была украдена ещё до Ватанагаши, чувства были настоящими, и эта её кровожадность являлась лишь обратной стороной печали оригинала. Ханю представляется как настоящая Ханю и Ояширо-сама, и ей более или менее верят, судя по её серьёзному голосу и величественному поведению, резко контрастирующему (ага, как же) с той Ханю, которую они знали до сих пор. Настоящая Ханю объясняет, что какая-то сила до сих не давала ей проникнуть в этот мир. Она также говорит, что есть истинный вдохновитель, некое зло существо, похитившее сущность Рики и начавшее саму эту аномалию. И героям нужно выяснить причины, спасти Рику, а иначе рухнет не только этот мир, который уже начали пожирать цукуями, но и будущее вместе со всеми остальными мирами.

  • Примечание: Не совсем ясно, что имеется именно в данном случае имеется в виду под параллельными мирами. Набор пересекающихся по какой-то причине осколков или же чисто физическая конструкция. Здесь имело место быть рассуждение некоего учёного насчёт путешествий во времени, что разрешения парадоксов возможно за счёт того, что все возможные бесконечные варианты развития событий, включая все варианты изменений, просто существуют изначально.

Ханю даёт Казухо магатаму (не ту, которая в Дайбреке была), одно из сокровищ семью Фуруде, говоря, что с её помощью путешественницы смогут вернуться в своё время, где находится вторая магатама. Рэна замечает, что именно этот камень она находила на свалке. Начиная растворяться в воздухе она на последок делает заметное лишь для Казухо движение губ, по котором читалось "прости".

Жители этого мира прощаются с путешественницами, оставаясь там. Акасака подарил Миюки таинственную книгу, найденную в Хинамизаве, а Рэна отдала Нао свою беретку. Жители этого мира остаются, обороняя отход путешественниц от надвигающихся монстров.

Мияби

Где-то примерно в то же время Кавата находит Оиши и спрашивает где его карта. Непонимающий что ей надо Оиши получает пулю в ногу. Она стреляет ему в ногу и собирается добить, говоря, что альтернатива ещё хуже, и что этому миру всё равно скоро придёт конец, но полицейского спасает внезапно появившаяся Мияби Сайонджи, девушка с нагинатой. Кавата приветливо называет её шинигами-сан, открывая свои красные глаза.

  • Примечание: Мияби Сайонджи уже появлялась ранее в Mawarimusubi-hen, небольшом сюжете для игрового автомата, где она искала свою нагитату, которая, как говоря, делает обладателя сильнейшим в Хинамизаве.

Миюки и Нао просыпаются на территории Хинамизавы, но в том мире на месте деревни лишь вода, появившаяся из-за построенной плотины. Кроме того, там нет Казухо, которая оказывается в другой Хинамизаве, но не в своём времени, а снова в 1983 году.

ЧАСТЬ 2

Оказавшиеся перед водоёмом на месте деревни Миюки и Нао паникуют, в ужасе задумываясь о том, что всё ранее (включая сам их приход в деревню) могло быть просто ном. Они не обнаруживают рядом Казухо. а на складе они находят лишь беретку Рэны и меч Мион. Тут появляется слабый цукуями, но при попытке использовать карты те просто растрескались и сломались по непонятным причинам. Понимая, что шансов на победу нет, девушки попытались убежать, но монстр бросился в погоню. Появившаяся Тамура защищает Миюки и Нао от дальнобойной атаки чудовища стеной света, говоря им, что нет времени объяснят, и они должны просто бежать. Вскоре появляется целая толпа цукуями и ломает стену Тамуры, которая падает с ног. Уже было отчаявшиеся героини замечают сияние неописуемого цвета, обнаруживая изменения чёрных карт, полученных после победы над цукуями-людьми. С их помощью они снова смогли вызвать оружие, причём то же самое, что у неё уже было раньше, поскольку это зависит от владельца, а не от самой карты (судя по всему, карты-осколки интегрируются в единый артефакт, называемый фуда).

  • Примечание: Судя по всему имеется в виду самое первое оружие героинь, относящееся к образам персонажей из Алисы в стране чудес. Миюки была белым кроликом с молотком, Нао - шляпником с чайником, а Казухо - Алисой с мечом.

Девушки пытаются наконец вытребовать от богини объяснений, но та лежащая Тамура корчится от боли, несмотря на отсутствие внешних повреждений, говоря, что ей потребуется время для восстановления, и что передаёт свою оставшуюся силу в фуда, оставляя всё на героинь, прежде чем рассыпаться, оставляя на земле Осколок, внутри которого, как в янтаре, можно было разглядеть её спящий силуэт и втянутый туда же меч Мион.

Идя по мосту, уставшие Миюки и Нао понимают, что в этом мире дамбы была построена, чего не было ни в их оригинальном мире, ни в том, где они были ранее. Они задумывают о том, есть ли здесь альтернативные версии их самих. Миюки говорит, что встречаться со своими двойниками может быть опасно и предлагает добраться до Окиномии, а затем - Токио. Также путешественницы понимают, что у них почти нет денег. Нао говорит, что хотела помочь своей сестре даже в обмен на собственную жизнь, а получилось, что это она выживает ценой жизни своей сестры, что никому не помогла и ничего не смогла изменить, потратив свою силу и возможности впустую. Миюки пытается успокоить плачущую Нао. Появляются несколько цукуями, среди которых есть крупные, но Нао всё ещё в депрессии. Внезапно сверху обрушивается Кавата, уничтожая всех монстров практически одновременно.

Миюки и Нао замечают, что Кавата пользуется картами, причём её оружие кажется более мощным. Услышав о названии "ролл-карта", Кавата решает также применять его для обозначения фуда, рассуждая о природе и важности имён для вещей. Она ранее называла себя оккультной постельницей, но казалось, что и сама её личность паранормальная и пугающая. Отвечая на вопросы, Кавата говорит путешественницам, что она почти такая же, как и они, но старше, и что она испытывала то же отчаяние и негодование столько раз, сколько пересекала миры. При этом журналистка поясняет, что не является мико Тамуры, говоря, что служить этой богине не силком весело. Она говорит, что не стоит путать этот процесс с путешествием во времени, что это скорее романтический опыт от встреч с людьми, с которыми нельзя было встретиться. Отвечая на вопрос, был ли предыдущий мир прошлым, Кавада лишь высмеивает очевидную абсурдность мира, где есть трансформирующиеся герои, сражающиеся с монстрами волшебными картами, будто бы этот мир написанный. Она говорит, что эти миры действительно являются неправильными, созданными смесью правды и вымысла. Шокированные девушки спрашивают, означает ли это, что все люди, с которыми они встречались были просто ненастоящими, подделками, но Кавата отвечает, что было бы не совсем верно так думать. Она делает странное сравнение с трупом, у которого вместо оторванной правой руки, оказывает оторванная левая. Видя, что девушки недоумевают, журналистка приводит другой пример - делает ли подделкой спокойного интеллигента то, что он впал в жар и яростно обматерил всех. Девушки соглашаются, что это тот же самый человек. Значит так и с людьми в этих мирах - они настоящие, но с ненормальным поведением в ненормальных ситуациях. Неправильная сама сцена. Далее Кавата с нескрываемым презрением объясняет, что эти миры родились по воле самопровозглашённого бога, что обрёл безумную силу и исказил причинность. Рассуждая о продолжении пути, Кавата сравнивает это с болотом и адом, где каждый раз хуже предыдущего, а потому лучше вообще не ввязываться и сойти, если есть возможность вернуться к нормальной жизни. Надевая беретку Рэны, Нао решительно говорит, что продолжит идти, если есть хоть какая-то вероятность лучшего, обещая изменить судьбу и добиться лучшего будущего. Миюки соглашается, хотя и подозревает, что просто не понимает всей ситуации и ещё пожалеет об этом. Далее происходит разговор на тему готовности убить вставшего на пути, даже если это будет сама Кавата, с чем Нао соглашается и готовится к бою. Кавата говорит, что это верный ответ, а затем даёт совет по поиску заблудшего ребёнка, при этом говоря, что сама она не может найти то, что ищет. Кроме того, со взглядом острым как нож и холодным как лёд, Кавата произносит, что независимо от того, насколько девушки стремятся к правде, они пожелают об этом, но если всё же решат столкнуться с судьбой, то им ещё предстоит встретиться. Затем журналистка исчезает сверхбыстрым движением.

Юкиэ

Поражённые разницей между дружелюбной и пугающей Каватой, девушки еще некоторое время оставались парализованными. Вскоре подъезжает машина, чтобы забрать их. Из неё выходит Чикаме Кроcава, подруга Миюки, которая будто о чём-то сильно извиняется, говоря, что не смогла усмирить бушующее пламя. Миюки бросает в дрожь, холод и паралич, а все инстинкты кричат о необходимости бежать, ведь выясняется, что рулём машины сидит Юкиэ, мама Миюки, которая называет её непослушным сорванцом.
  • Примечание: Юкиэ Акасака - жена Мамору Акасаки, которая рождала Миюки в момент его первой командировки в Хинамизаву и обычно умирала из-за несчастного случая, предотвратить который смогло предсказание Рики.

Машина доехала до площади обслуживания. Нао производит на Чисаме хорошее впечатление своей наблюдательностью, заметив на земле случайно выроненный ей любимый брелок с акулами. Чисаме вообще повёрнута на акулах и морских жителях. Нао - второй человек, после Миюки, который не осуждает и не находит странным хобби и легкомысленность Чисаме. Они обсуждают своих родителей и также то, что Юкиэ довольно строгая мама. Юкиэ интересуется про дом и родителей Нао, на что та отвечает, что в ближайшее время позвонить не получится, так как её мама редко бывает дома. В конце концов Юкиэ собирается отвезти Нао домой, а Миюки и Чисаме остаются вдвоём.

Чисаме

Миюки и Чисаме разговаривают в кафе. Чисаме рассказывает о своих проблемах, возникших с конспирацией путешествия Миюки. Выкладывая карту на стол, Миюки рассказывает Чисаме свою историю, заодно проверяя, настоящая ли сама Чисаме. Та в ответ говорит, что в случае придумывая какого-то мифа, лучше делать его правдоподобным, а не вот это вот всё с путешествиями во времени, цукуями и картами, а потому то она даже может поверить, тем более, что Миюки вряд ли стала бы шутить про своего отца и её отца, смерть которого вроде как связана с исчезновением Акасаки, а также чёрной картой, найденной в Хинамизаве в 1978 году. Чисаме тут же начинает яростно теоретизировать на тему того, а вдруг она всё же ненастоящая, а замаскированный монстр и всё такое, и если бы она трансформировалась, то точно превратилась бы в акулу, интересно в какую, как было бы здорово это сфотографировать. Миюки прерывает фантазии лучшей подруги, говоря, что, судя по всему, тип монстра не отражает личность человека, иначе Мион стала бы они, а не драконом. В конце разговора обе соглашаются, что они настоящие, даже если их знания немного отличают от знаний тех своих версий, которые были знакомы им ранее. Не считая того, что в этом мире строительство дамы было согласовано, остальные события также кажутся аналогичными. Были случаи с сумасшествием и дискриминацией переехавших из Хинамизавы людей с их верой в Ояширо-сама. Также, глядя на усталость Миюки, Чисаме упоминает, что появилась некая сонная болезнь, распространяющееся инфекционное заболевание.

Юкиэ разговаривает с Нао во время поездки, последняя обещает, что её мама потом перезвонит. Юкиэ приглашает Нао прийти в гости при удобном случае. Дома Нао обнаруживает недоеденный ланч-бокс и брошенную телефонную трубку, а также исписанную телефонную книжку с зачёркнутыми семенами всех своих одноклассников за всё время обучения, включая тех, которых она сама и не помнит. Нао снова задумалась о том, что не будь у её матери роман, она бы не родилась, а Рэна бы не умерла. Тем не менее, понимая, что её мать очень волновалась, Нао думает, что можно связаться с ней, позвонив на работу, но затем она слышит какой-то шум, заставляющий вспомнить предупреждения Каваты. Нао спрашивает кто здесь и осторожно подходя к другой комнате видит ноги, из-за стола. Далее, когда, Миюки было начала расспрашивать Чисаме про сонную болезнь, плачущая Нао связывается, говоря, что нашла свою маму без сознания.

Нацуми

Миюки и Чисаме едут в больницу, куда должна были доставить мать Нао. Стало известно, в ней работает Нацуми.
  • Примечание: Нацуми Кимиёши - это персонаж из Someutsushi-hen и Kagebōshi-hen, которые были в консольной версии и рассказывали о том, как у неё развивался синдром Хинамизавы. Она родственница старосты Кимиёши. В данной версии у Нацуми фамилия Тодо, которую она взяла от своего мужа Акиры.

Девушки находят плачущую Нао, которая всегда ярко выражала свои эмоции. Она говорит. что не знает, куда увезли её маму, а также то, что её саму поместили в странную палату, ничего не объяснив. У Нао на руке заметен пластырь, как после переливания крови. Чисаме выглядит шокированной, но прежде, чем она успевает объясниться, приходят сотрудники в защитной одежде, которую можно было бы назвать скафандром, схватили Нао и попытались задержать двоих, контактировавших с ней, однако Чисаме свалила одного, крича Миюки, чтобы да хватала Нао и убегала, но побег проваливается. Космонавты вяжут троицу и помещают в изолированную комнату. Один из сотрудников объясняет, что они контактировали с квазиинфицированным сонной болезнью человеком, а потому не могут покинуть помещение до тестирования. Все дальнейшие жалобы и требования также игнорируются. Чисаме наконец начинает сама объяснить, что сонная болезнь распространяется оп всему миру, заставляя людей беспробудно засыпать.

  • Примечание: Говоря о сне и инфекционных заболеваниях можно вспомнить богиню-паразита Уне, которая погружала заражённых людей в сон для дальнейшего использования в качестве пищи своей колонии микроорганизмов.

Сонная болезнь имеет сравнительно небольшой уровень заболеваемости, но способ ей передачи от человека к человеку точно неизвестен из-за длительного инкубационного периода. Семьи помещаются в карантин про обнаружении болезни у родственников, которых рассматривают как квазиинфицированных. Вердикта можно ждать месяц, а при подтверждении заражения - вообще никогда не выйти из картина. Способа лечения нет, хотя и смертельных случаев пока мало. Троица не знает, что им делать дальше.

Есть случаи смерти инфицированных, но не совсем ясно, вызваны ли они сонной болезнью напрямую. Инкубационный период болезни составляет в среднем от недели до месяца. Чисаме рассуждает о том, что в ситуации такой эпидемии ушлые дельцы, из вещающие про невероятный уровень обслуживания пациентов, лишь ищут способ лишь побольше набить свои карманы за счёт государственных субсидий, из-за чего ассоциируются с гиенами с стервятниками, собравшимися вокруг трупа. Ругая подачу информации в своих СМИ, девушки размышляют, что им додать дальше.

Девушки разговаривают о родственниках Нао, которая не хочет видеть на своего отца, ни сестру, которая, по мнению самой Нао, может её ненавидеть, как и её мать. Миюки кажется, что Нао просто пытается сохранить спокойствие Рэны, несмотря на свой кризис. Миюки отмечает, что Нао сильна, пока у неё есть цель, но она становится нестабильной при её отсутствии. Девушки решают разобраться в ситуации с сонной болезнью. Они выясняют, что первый заражённый был обнаружен в некой небольшой японской деревне. Далее следуют рассуждения о том, может ли это быть связано с Хинамизавой и путешествиями между мирами. Путешественницы решают проверить Хинамизаву, а также поискать проход между мирами, откуда появились цукуями. В палату входит Нацуми, которая даже не носит защитный костюм.

Дружелюбно выглядящая Нацуми говорит, что во время медицинских процедур у девушек не просто брали анализы, а ещё и прививали вакциной, и хотя точных результатов об их состоянии нужно ждать примерно неделю, они уже не должны быть заразны, независимо от того, были ли инфицированы изначально. Доктор также сообщает, что массовая вакцинация в округе начнётся в следующем месяце, и хотя запрет на посещение школы до тех пор сохраняется, в изоляции девушек держать не будут. Радостная Миюки бросается обнимать Чисаме (их взаимодействие вообще похоже на флирт), а Нао начинает задавать закономерные вопросы о том, почему о вакцинации не предупредили, да и вообще, что это за лекарство такое, и законно ли вообще всё это? Чисаме тоже присоединилась, сказав, что не видела новостей в газетах о том, что где-то создана вакцина, да и вообще Япония не могла так быстро одобрить новый препарат, а значит их их тут использовали в качестве подопытных кроликов для сбора данных. Хотя услышав обвинения, Нацуми перестала улыбаться, она всё же сохранила спокойствие и, поклонившись, принялась объяснять, что вакцины были разработаны в разных странах, но информация скрывалась из-за распространяющихся случаев мошенничества и биржевых спекуляций. Якобы одобренные вакцины разрешит применять, и конкретно та, которой привили девушек, уже доказала свою эффективность, о чём будет официально объявлено через неделю. Затем Нао спрашивает, что с её матерью, выясняя, что она всё ещё спит, поскольку средство для пробуждения ещё не найдено. Вскоре Нацуми становится свидетелем разговора девушек о Хинамизаве, из содержания которого явно можно сделать вывод уже о какой-то другой болезни, но доктор лишь реагирует на сам факт упоминания деревни, говоря, что жила неподалёку, а затем уточняет, идёт ли речь о старой Хинамизаве или всё же о новой?

Томоэ

Нацуми утоняет, что речь про новую деревнею, которую построили при переезде жителе старой, что было одним из условий для строительства плотины. Девушки вспомнили, что Кавата тоже говорила искать то дитя и Хинамизаву. Нацуми интересуется, о чём они говорили, но девушки не спешат отвечать прямо, однако доктор всё же даёт им адрес, где можно узнать о деревне от некоего друга. На следующий день по адресу обнаруживается музей полиции, директором которого является Минаи Томоэ, о которой и сообщила Нацуми. Директор была одета в странный костюм, видимо, для привлечения детей-посетителей, и производила странное впечатление.
  • Примечание: Минаи Томоэ - это полицейская, которая фигурировала в консольных сюжетах, связанных с Нацуми, и немного в альтернативных вариантах основным главам. В истории Mei Томоэ уже 39 лет.

В музее работает страшного вида мужик с повязкой на глазу, похожий скорее на якудзу. Томоэ объясняет, что многие жители переселились в другой город, получив компенсацию. Также упоминается перемещение некоего Гошинбоку, по-видимому, божественного дерева, с которым связан некий бог-хранитель.

Девушки предполагают, что состояние Тамуры может быть связано с перемещением дерева или храма, хотя они даже не знают, что она за бог, но ассоциируют богов с природой и храмами. Также они дуют, что разделение с Казухо могло быть связано с ритуальным залом, который здесь пуст. Томоэ хочет навязывается к путешествию и даже обещает помочь с транспортом. В разговоре упоминается академия Святой Люсии и путешественницы вспоминают, что там училась Казухо.

После прибытия в новую Хинамизаву путешественниц не покидает странное ощущение, что она ничем не отличается от настоящей. Томоэ объяснила это тем, что жители просили максимально точно сохранить облик деревни, ну и денег было потрачено много, хотя относительно возможного ущерба от наводнения в случае отсутствия дамбы, который примерно оценивается в пару триллионов йен, затраты на копию деревни незначительны. Путешественницы встречают незнакомого, который представляется мэром Ивамацу. Удивлённая Миюки скрашивает про три семьи, а в ответ старик отстраняет взгляд и с грустной улыбкой сообщает, что все они переехали, но вместо них есть семья священников Сайонджи. Миюки говорит, что готовит некий проект на тему фестивального оборудования, и что ей нужно попасть в храм. Не увидевший в этом проблем Ивамацу пообещал позвонить и ушёл, но путешественницы уловили какую-то тревожную атмосферу.

Двигаясь по деревне Нао и Миюки всё же замечают явные отличия. Людей меньше, а поля заброшены. Попав в храм при помощи служащего там старика, Миюки осматривается в поисках чего-то вроде той магатамы, которую получила Казухо, но вместо этого находят чёрный Осколок, угольную карту, как те, что были у одержимых Цукуями. Такие же были оставлена и после смерти отцов Миюки и Чисаме, причём Томоэ знает об этом и называет данный объект чёрной меткой (чёрной фуда). Внезапно появляются цукуями, а Чисаме обнаруживает у себя светящуюся карточку, хотя у ранее у неё была лишь чёрная, оставшаяся на память от Акасака.

Девушки с некоторым трудом, но победили монстров. Опытная в боевых искусствах Чисаме оказалась способной сражаться на равных, а её первым оружием был гарпун. Чисаме предлагает Миюки забрать карточку, поскольку это её отец оставил её, но та отказывается. Вместо Осколков от цукуями остались потерявшие сознание мэр и священник, а также чёрные Осколки и карты. Томоэ говорит, что они должны вернуться в сознание где-то через час, исходя из прецедента. Полицейская походите поднимает две чёрные карты, спокойно рассказывая о том, что не верила раньше в такие истории, и вообще никогда любила фантастику, но раз уж увидела, то предубеждения стоит отбросить. При этом она поднесла карточки себе ко рту, одновременно обращаясь к Чисаме во время этой пугающей сцены, сказав, что знала её отца, и даже имела отношение к конфиденциальному расследованию, и знает о подозрительных чёрных картах, а также о том, что отправной точкой загадочных явлений была Ханамизава. Томоэ заявляет, что Миюки и Нао побывали в прошлом и вернулись в этот мир, чем ещё больше повышает степень ошеломления. Шокированная Нао спрашивает, откуда она узнала, но полицейской говорит, что не может ответить из-за обещания, и что сначала она всему этому не верила, но начала убеждаться, когда во время предыдущих разговоров невзначай проверяла информацию, вопросами о внешности Оиши, с которым те якобы встречались, хотя он умер ещё в 1983 году. Путешественницы не понимают, из-за чего это могло случиться, если в этом мире не было катастрофы с выбросом вулканического газа. Томоэ говорит, что они повторяют то же, что и "то дитя". Сказав всё это Томоэ повернулась спиной и пригласила девушек пойти за ней, говоря о том. что нужно возродить бога.

По дороге Миюки объясняет Нао, что раньше не говорила лишнего, в частности, про отца Чисаме, из-за конспирации и личных мотивов. Придя к огромному дереву, которому, кажется, около тысячи лет, Томоэ говорит, что оно было перенесено, а также то, что оно является одним из основных тел Тамуры, важная часть её мозга. Полицейская говорит Миюки, чтобы ты открыла книгу, которая у нее есть, для восстановления Тамуры. Миюки делает, что сказано, одновременно думая о том, кто этот загадочный информатор Томоэ. Из книги вырвался ослепительный свет, а камень со спящей Тамурой начал меняться. Восстановлявшаяся, но всё ещё сонная богиня спрашивает, кто такие Чисаме и Томоэ, но если про первую Миюки сразу ответила, то про вторую замешкалась, но сама Томоэ ответила, что она просто помощник. Затем богиня принялась объяснять о природе мира. Мол Миюки, Нао и Казухо отправилась в мир, который должен был быть определённым прошлым, но из-за его частичной замены другим прошлым возникло противотечение, которое затем привело к изменению и текущего мира в соответствии с теорией причинности. Тем не менее будет не верным сказать, что мир изменился из-за вмешательства путешественниц в прошлое, они лишь служили спусковым крючком, встряхнувших точку соприкосновения причинности. Разорвать поток прошлого и будущего невозможно, не говоря уж об изменении. Людям не под силу нанести миру смертельную рану, но произошло нечто необычное, что изменило прошлое, настоящее и будущее, и этот процесс продолжается даже сейчас, и он явно продиктован чьей-то волей. Тамура отправила троицу на разведку и предотвращение неполадок, но связи разорвались и в итоге она даже не смогла вернуть всех троих обратно. Богиня предполагает, что Казухо попала в то прошлое, что заменило собой оригинальное. История усложнилась и запуталась в контексте разных миров из-за разрыва причин и следствий. Вернуть Казухо можно вмешательством, открыв ворота, но силы у богини хватит от силы на одного человека, да и магатама Сукусе-но-тамавари плохо работает в этом мире, а значит вообще гарантий успеха нет. Сукусе-но-тамавари используется для восстановления Осколков их исходной форме. Видимо, текущие проблемы связаны с недостаточном совместимости. Миюки предлагает разрешить это при помощи собранных в Хинамизаве Осколков цукуями, заменив качество количеством. Возможно, больше удастся собрать в текущем мире, но пока из монстров падали лишь чёрные карты и Фрагнметы, которые, по словам богини, слабее оригиналов. Тем не менее, после нападения монстров осталось немало материала, в котором Тамура ещё чествовала какую-то частоту наложения и могла очистить из своими способностями. По оценкам богини этого всё же должно хватить для отправки одного и возраста двух человек. Нао вызывается, поскольку её в текущем мире ничего не созывает, а в прошлом она может поискать информацию и сонной болезни. Напоследок Миюки сообщает Нао то, что раньше не решалась говорить, что до того, как Нао выстрелила Казухо в том мире, её там и не было.

Казухо находит листовку, где написано про организацию "последнего фестиваля", что странно, ведь он был ежегодным, и даже когда проводился в последний раз, никто заранее об этом не знал. Кроме того, девушка осознаёт отсутствие подруг. Также она чувствует сильную усталось, списывая её на эффект пересечения миров. Видя перед собой отнюдь не заброшенную, а красивую и живую деревню, Казхо понимает, что это не её исходный мир. Чувствуя слабость и боль в теле, девушка пытается попасть в склад, но тот оказывается закрыт, причём крепче, чем было в других мирах, и уже сама эта ненормальность пугала, учитывая, что некому ответить на вопросы. Казухо хочет просто упасть и отдохнуть, но она боится, что Нао и Миюки могут оказаться запертыми на складе в ещё худшем состоянии. Решив просто сломать замок, Казухо призывает оружие картой, но в последний момент оказывает остановленной внезапно появившейся незнакомой мико примерно того же возраста.

Аяка

Мико строго прост Казухо объясниться, умеренно реагирует на исчезновение оружие. Казухо говорит ей, что на складе, возможно, кто-то заперт, а мико отвечает, что для посещения вне Ватанагаши требуется разрешение главы семьи Фуруде. Путешественница спешит сообщить, что не нужно гонять Рику-чан через всю деревню, замечая удивление мико. Решив, что всё дело в фамильярном обращении, девушка пытается исправиться, но мико лишь спрашивает, кто такая Рика, чем шокирует Казухо. Мико же говорит, что это именно она, Аяка Фуруде - глава семьи Фуруде. Казухо будто получила удар по голове, ведь Рика была единственной в семье, не считая Ханю, которой, как выяснилось, не существовало. Казухо уточняет, что сейчас 4 июня 1983 года. Казухо в панике убегает, боясь услышать что-то ещё более обнадеживающее. Стрёкот цикад кажется ей насмешкой над её помутившимся рассудком, вызывая ненависть.

Казухо бродит по деревне, думая, где Нао и Миюки, а также о том, кто мог бы ей помочь. Увидев наблюдающую за ней знакомую старушку она попыталась было заговорить, но та лишь молча развернулась и продолжила работать. Никакого дружелюбия предыдущего мира нет и в помине. Все прохожие смотрят на неё с подозрением. Казухо всё ещё плохо. Чувство отчаяния и одиночества невыносимо глубокое. Еле волоча ноги, Казухо дошла до места, где был дом Кеичи, но самого дома там не обнаружилось. Поняв, что ни дома, ни друзей она не найдёт, Казухо упала. Красное небо наполнило ей пропитанную кровью землю предыдущего мира. Девушке кажется, что у неё уже больше ничего нет, и ничто не имеет для ней значения. Перед потерей сознания Казухо услышала голос, спрашивающий всё ли с ней в порядке, а также мельком заметила силуэт человека в бейсбольной форме.

Казухо просыпается в больнице, видит Ирие и Сатошо, но последний её не узнаёт, хотя в её мире она жила в Хинамизаве будучи ребёнком и, видимо, называла братиком Сатоши или кого-то похожего на него. Сатоши говорит, что нужно позвать директора, а Казухо удивляется, ведь директором должен быть Ирие. Она не уверена, что стоило называть своё имя. Говоря о директоре, Сатоши объясняет, что лучше женщине заниматься лечением другой женщины, а значит нужно позвать Миёко-сенсей. Казухо не знает этого имени из предыдущих миров, а затем дверь открывается и входит Такано.

Казухо помнит нападение Такано и прижимается в угол кровати. Такано хочет сделать инъекцию некого препарата. Укол прерывает открытие двери, где появляются Аяка и Сатоко. На вопрос Миёко, знает ли Аяка Казухо, та отвечает, это это внучка старосты, приехавшая в город. Услышав это, Ирие будто на секунду отключился, а затем сказал, что тоже вспенил об этом. Сатоко выглядит подозрительно. Аяка просит отпустить Казухо домой, и директор Миёко соглашается, предупреждая, чтобы с ней связались, если будут какие-то проблемы. Аяка попыталась оттолкнуть протянутую Аякой руку, но та просто схватила ей с неестественно большой слой. Такано в итоге просто кажется добрым доктором, не заслуживающим грубой реакции Казухо. Далее оставшись наедине с Миёко, Казахо называет её по фамилии Такано, а та говорит, что, похоже, в этом мире нет никого на стороне Казухо, чем снова пугает её, не понимающее, было ли "в этом мире" просто образным выражением или нет. Затем доктор просит не сердиться, говоря, что ей самой в действе тоже было сложно кому-то довериться. Тем не менее, пугающей ауры от этой Такано не ощущается, она скорее кажется доброй. Миёко намекает, что если никого нет, можно поговорить с кем-то из своего сердца, примерить на себя образ другого человека, подумав как он поступил бы в той или иной ситуации. Если бы Казухо доверилась ей, то Такано тоже была бы довольна, снова говоря про то, что будучи в возрасте Казухо, она тоже была ментально нестабильной. Уходя с Айкой, Казухо думает об этой Такано, как о другом человеке, замечая что клика называется "Клиника Такано". Не говоря лишнего, Аяка увозит Казухо на велосипеде.

Аяка отвезла Казухо к своему особняку возле святилища. Казухо замечает сходство Айки с Рикой, но не может понять, кто она такая, сестра или ещё какая родственница. Аяка предлагает Казухо жить с ней. Казухо не понимает, враг она или союзник. На вопрос о том, где Рика, Аяка, после некоторых уточнений, о ком именно идёт речь, отвечает, что Рика Фуруде умерла 5 лет назад, по крайней мере так сказали ей самой.

Аяка говорит, что уже завтра Казухо сможет пойти в школу, но в целом она всё ещё не очень разговорчивая, да и сама атмосфера в доме какая-то неживая. Даже на довольно резонные вопросы Аяка не отвечает. Казхо вспоминает, что Сатоши говорил свою фамилию, понимая, что именно его Шион искала в прошлом мире, где никто даже не помнил о его существовании, включая Кеичи, который что-то помнил о других мирах. Казухо задумывается, что вообще такое память об иных мирах, шла ли речь о том же, что с ней сейчас. Казухо достаёт найденную листовку и снова думает, что означает "последний Ватанагаши", а затем идёт спать.

Казухо снится сон о места, напоминающем привокзальную площадь. Вдруг окружающие люди начинают истекать кровью из рта, ушей, глаз и всего тела, заставляя Казухо отступить, что приводит к тому, что она запинается о лежащий труп. Она слышит голос ребёнка, зовущего мать, слышит голос ребёнка, зовущего отца, слышит голос детей, зовущих своих родственников. Адская картина всё больше наполняется трупами. Ребёнок цепляется за труп родителя, но никто, кроме Казухо не смотрит на него. Образуется море трупов, напоминая то, что произошло в прядущем мире, но всё же принципиально другое. Здесь люди не убивают друг друга, а просто падают, причём в десятки и сотни раз больших количествах. Кричать может лишь одна Казухо.

Казухо просыпается после кошмара, но тревога её не покидает. Во сне она всегда ощущала себя живой на фоне умирающих людей, но ничего не могла сделать. Девушка осознаёт, что находится в комнате Рики. Она думает, что в это мире некому помочь ей справиться с замешательством, нет сочувствующих людей, которые поняли бы её. Входит Аяка в школьной форме, а также приносит форму для Казухо. Идя по дороге Казухо замечает, что многие огороды находятся в заброшенном состоянии по сравнению с прошлым миром, а люди вообще не кажутся приветливыми даже по отношению к Аяке, которая вроде как вместо Рики, которую все боготворили. Дойдя до класса Казухо попадет в ловушку и падает. Сатоши подбегает, чтобы помочь ей и извиниться за сестру, которая сделал ловушку для него и переусердствовала, но Казухо, которая всё ещё не в лучшем состоянии, не очень весело. Также подошла Рэна, но хотя Казухо на мгновение забыла о боли, она тут же вспомнила, что это совсем другая Рэна, а свою подругу из прошлого мира она больше никогда не увидит. Тут из-за двери раздался крик, а затем в класс вошла Мион вместе с плачущей Сатоко, а затем грубо схватила и подняла её за шею.

Мион ругает Сатоко за её ловушку, в которую попала переведённая ученица, а Сатоко вредничает и не хочет извиняться. Казухо говорит, что сама виновата, что не смотрела под ноги. Рэну здесь называют Рейна, а Мион кажется более строгой и серьёзной, да и поведение Сатоко отличается от обычного. Аяка тоже входит в класс. Смотря на расположение учеников Казухо вспоминает прошлый мир и Рику, которой здесь нет, а также фальшивую и настоящую Ханю, размышляя о том, что может быть она попала в этот мир не случайно. Казухо вроде как мирится с Сатоко, а Сатоши отдаёт ей найденную карточку. Хотя девушка рада возвращению карточки, она ощущает постоянный дискомфорт от напряжённой атмосферы, которая усиливаете, когда выясняется, что скоро жители деревни покинут её.

Мион знать не знает ни про какую клубную деятельность, после занятий в школе нечего делать. Казухо кажется, что в этом мире вообще ничего нет, но всё же по крайней мере Рейна излучает доброту.

Рейна рассказывает, что деревня тонет из-за плотины, люди всё активнее переезжают на новые места, согласившись компенсацию от государства. Казухо вспоминает некоторые подробности о войне за эту плотину, но она сама не совсем понимает, откуда именно ей то известно. Рейна собирается домой и мельком упоминает о своей матери. По наводящим вопросам Казухо узнаёт, что ей мать дизайнер одежды, как и у Нао, что значит, что родители Рейны не развелись. Рейна говорит, что она единственный ребёнок, а значит Нао здесь не родилась. Казухо неприятно размышлять о положительных изменениях, вызванных отсутствием Нао, но всё же она думает о том, что сама Нао смирилась бы с этим, однако сама Казухо не одобрила бы мир без Нао, эгоистично это или нет. Также становится известно, что в это мире семья Кимиёши поддержала семью Ходжо в деле о дамбе, помогая убеждать других жителей в правильности. При этом глава семьи Кимиёши - это сын предыдущего старосты по имени Минору, также являющийся опекуном Аяки и фактически лидером всех трёх семей. Услышав это Казухо очень взволнована, ведь это имя её умершего отца.

Казухо пришла на место свалки, но кучи мусора та мне было, лишь каркас активно строящейся плотины. Судя по всему, связанных с этим убийств и списывания их на Ояширо не происходило в этом мире. Казухо рада, что её родители живы, но но ей не нравится то, что они решали затопить деревню. Холодность Мион из этого мира также может быть следствием отношения семей, связанных с этим вопросом. Затем Казухо случайно встречает Такано, которую всё ещё побаивается, несмотря на то, что здесь та кажется доброй. Решившись задать вопрос, путешественница узнаёт про дедушку Такано, который изучал синдром и, видимо, искоренил его. Также интересно, что у самой Такано фамилия тут не Такано 「鷹野」, а Такано 「高野」. Она разрабатывает вакцину от какой-то другой схожей болезни. Казухо вспоминает слова Рики про синдром и задумывается о его природе.

Аяка по прежнему не отличается многословностью, но Казухо всё же решила спросить её про синдром и сама начала рассказывать то, что известно ей. Аяка явно напряглась и начала задавать встречные вопросы вроде "а если я скажу, что не знаю?" и "а что ты будешь делать, если я отвечу?". Тем не менее, после некоторых размышлений Айка согласилась рассказать спустя некоторое время, запросив у Казухо, чтобы та ни к коем случае не билась искать информацию сама где-то ещё, и вообще никого об этом не расспрашивала, и чтобы слухам тоже не верила. Аяка требует абсолютной клятвы, а её глаза навеяли Казухо ассоциацию с пустой коробкой в форме человека. Аяка уходит, а Казухо замечает что-то, излучающее свет и волны, похожие на те, что излучают Осколки. Она находит магатаму, видимо, вторую из числа Сукусе-но-тамавари (одну из которых дала настоящая Ханю).

Казухо попалась на глаза газетная статья, где сообщается о смерти Юкиэ Акасаки в результате несчастного случая годы назад. Из этого следует, что и Миюки в этом мире умерла ещё до своего рождения, что шокирует Казухо. Идя к святилищу путешественница рассуждает о том, что если этот мир будет признан единственной правдой, где её самые важные друзья исчезают, да и с ней самой всё может быть не так просто. Казухо решает найти свой дом, хотя подозревает, что её самой здесь может и не существовать. Ощущая пульсацию магатамы, путешественница думает, что она должна сделать в этом мире. Размышления прерывают Сатоши и Рейна, предлагающие поиграть в бейсбол в качестве клубной деятельности, идею которое предложила Мион сама Казухо. Путешественница была рада такому изменению, хотя и не была сильна в бейсболе. И вот, когда "Бойцы Хинамизавы" встретились с "Титатами Окиномии" Казухо увидела на стороне последних старого знакомого Кеичи.

Нао участвует в игре в бейсбол и в решающий момент только кона может остановить Кеичи и спасти свою команду от поражения. Вспомнив своих друзей и решив, что даже в таком мире она будут нести ту атмосферу дружбы и дух клубной деятельности, путешественница готовится нанести удар, как вдруг попадает в мета-пространство, заполненное монстрами, как и тогда в игровых автоматах. Кеичи спрашивает, готова ли Казухо и достаёт карточку, превращая её в биту.

Победив монстров Казухо и Кеичи возвращаются в реальность, где девушка успешно отбила подачу. Благодаря этому команде удаётся победить и все радостно окружили Казухо, что напомнило ей о том , как её приняли в Клуб в предыдущем мире. Казухо решает, что хочет снова встретиться с Миюки и Нао, несмотря ни на что. После игры Казахо идёт поговорить с Кеичи, и хотя поначалу он ведёт себя как обычно, оставшись наедине перед настойчивой путешественницей он всё же говорит ей, что помнит её в том мире.

Кеичи отводит Казухо подальше от знакомых, дабы те не заметили лишнего. Приходя в маленькую кофейню он говорит, что в этом мире нет Шион. Получив вкусную еду Казухо немного повеселела, видимо, впервые в этом мире. Кеичи говорит, что в предыдущем мире вместе с Шион исследовал Хинамизаву и информацию о войне за плотину, а также поддерживал связь с Оиши, с которым играл в маджонг. Он также думает, что даже превращения полицейского в цукуями могло быть связано с этим. Казухо размышляет, что она вряд ли смогла бы действовать с тем же энтузиазмом, окажись одна, да ещё и в изгнании непонятно за что. Кей рассказал, что вскоре после отправки трёх путешественниц появилось ужасающее чудовище (бакемоно). Хотя парень почти ничего конкретного не запомнил, даже по его речи было понятно, насколько это тварь была пугающей и странной. Кеичи точно помнил лишь зло и силу монстра, который мгновенно убил всех бывших там людей и (кажется) самого Кеичи. Затем Кеичи будто слышал голос Рэна, а после оказался в школе Окиномии около пары недель назад, точнее он будто восстановил память о прошлом мире вдобавок к уже имеющейся. В этом мире семья Кеичи сразу переехала в город, поскольку в Хинамизаве не было даже продаваемых домов из-за того, что она скоро потонет. Обсуждая разницу между мирами, Казухо отмечается, что Сатоко и Мион кажутся совсем другими людьми, а вот Рейна остаётся похожей на себя, несмотря на другое имя. Кеичи же говорит, что и Рейна отличается, из-за чего ему здесь грустно, даже по сравнению с прошлым миром, где все его ненавидели, но при этом остались собой, и он мог чувствовать, что защищает своих друзей, даже если они по какой-то причине обвиняют его в чём-то. Казухо сравнивает Мион, негативно настроенную против Кеичи с мамой-кошкой, защищающей котёнка (знавали мы одну маму-кошку...). Казухо думает, что Миюки и Нао вернутся в мир через 10 лет. Кеичи хочет расследовать смерть Рики. Он думает, что даже то, что она ложно обвиняла его в издевательствах (а это, видимо, было до похищения души, которое состоялось незадолго до Ватанагаши), обеспечив изгнание из деревни было с целью продления жизни, снижения угрозы превращения в цукуями. Сейчас Кеичи понимает, что Рика знала вероятное развитие истории и спасла его тогда, но он винит себя, что не смог понять её истинные чувства в прошлом мире. Казухо думает, что то же верно и в случае с путешественницами. Далее Кеичи говорит о том, что причиной грядущего затопления деревни является отсутствие настоящей главы семьи Фуруде и появления чужака - Аяки.

Кеичи говорит, что Аяка не из Хинамизавы, и вообще не ясно откуда взялась. Возможно, родители Рики, которые в настоящее время тоже пропали, усыновили её примерно через год после смерти Рики. Примерно три года назад она объявилась в деревне и к ней относились, как к Рике. Судя по всему местная Шион так и осталась в Святой Люсии. Возможно, с ней получится связаться при помощи Казухо, которая тоже там училась. Тем не менее, Кеичи демонстрирует девушке одну интересную особенность. Они не могут покинуть зону Окиномии и Хинамизавы, упираясь на границе будто в невидимую стену. Попытки выехать на транспорте странным образом приводят лишь к возврату на старое место. При этом сторонние люди сквозь стену проходит без проблем. Кеичи упоминает, что имя старшего брата Казухо должно быть Рей. Сама девушка задумывается о том, что путала брата с Сатоши из-за неуверенности в собственной памяти и существовании старшего брата. Кеичи объясняет, что он учится в соседнем классе, и что он даже разговаривал с ним, и тот сказал, что сестры у него нет. Казухо думает, что это из-за того, что и в этом мире она не рождалась. Миюки здесь умерла до рождения, а у Нао не было причины рождаться вообще. Затем появляется машина с Ирие и Сатоши. Доктор предлагает подвезти девушку, но сев на сидение она слышит ужасающий рёв. Казухо спрашивает, слышали ли другие гром, но никто ничего не слышал. Во время поездки Казухо слушает комплименты её успехам в бейсболе, но думает о другом. Она уже слушала такой звук в предыдущем мире. Когда появилась Нао. Может быть и сейчас кто-то ворвался в этот мир? Девушка просит направиться к храму.

У храма Казухо находит Нао, плачет и расспрашивает, что та здесь делает, есть ли точная гарантия возвращения. Нао говорит, что просто хотела увидеть Казухо. Представленная просто как близкий друг Казухо Нао отправилась с ней в клинику, где рассказал про будущее. Далее рассказывает Казухо, и услышав, что Рэна здесь зовут Рейна, а её родители не развелись, она сразу понимает к чему клонит Казухо. Нао спокойно реагирует на своё и Миюки отсутствия в этом мире, просто говоря, что в предыдущем мире Казухо умерла до своего рождения, а в этом мы, что это профто факты и ничего больше. Говоря о Миюки, они понимают, что она должна была умереть, если бы не вмешательство Рики, но сама Рика в предыдущем мире отрицала, что знала Акасаку, причём, судя по всему, это было ещё до похищения души. Далее Казахо говорит про изменения с Такано в этом мире, что она диектор, у неё изменённая фамилия, и что она производит совершенно не такое впечатление, и что в этом мире, видимо, синдром Хинамизывы уничтожен. Нао спрашивает, удалось ли вообще что-то узнать про синдром, и тут входит Аяка.

Аяка спрашивает у Нао, из другого ли она мира тоже. Нао не отрицает, но и не подтверждает даже под подавляющим взглядом. Аяка говорит, что расскажет историю, которую никто в деревне не должен узнать, а если узнают - люди будут умирать, подробностей не будет. Далее она приносит документы о синдроме, где говорится, что он вызывается паразитами размером с вирусы, которые столь малы, что современной науке сложно обнаружить их в теле. Королевский паразит передавался от матери к дочери в семье Фуруде до смерти Рики. Далее от пандемии умер её отец, а мать покончил жизнь самоубийством, утопившись в болоте. Тем не менее угроза вспышки была низведена до ничтожной вероятности доктором Такано и его внучкой, однако нового королевского носителя лучше было бы подготовить хотя бы в качестве талисмана. Исследователи искали вне деревни семью, кровно связанную с родом Фуруде, и они нашли семью Сайонджи. Их младшая дочь была провозглашена преемницей и стала главой семьи Фуруде. Это и была Аяка. Точнее тогда её звали Ая Сайонджи, но имя тоже пришлось поменять. Благодаря медицинским технологиям Такано она, как говорят. стали новым королевским носителем три года назад. Кроме Аяки, Такано и Ирие об этом не знает никто, даже члены трёх семей. Остальные думают о синдроме лишь о старой эндемической болезни. которую наконец вылечили. Точную причину сокрытия информации не знает даже Айка, но она связывает это с тем, что вирус прогрессирует из-за подозрений, которые подпитываются и усиливают чувство страха. Вспоминая произошедшее на фестивале в прошлом мире, Казухо спрашивает, может ли королевский носитель управлять сознанием заражённых. Айка сердится и говорит, что это ложь и чушь. По крайней мере она ничего об этом не знает, и такой силы у неё нет. Отвечая на вопрос о таких возможностях Рики, Аяка рассуждает, что будь оно так, она бы не позволила причинить себе вред. Хотя ей известно о том, что заражённые бессознательно стремятся защитить королеву, но на этом всё. Любовь деревни сконцентрирован на королеве, но у искусственного королевского носителя Аяки нет даже этого. Путешественницы спрашивают, почему Аяка вообще рассказывает им всё это, на что та отвечает, что делает так по просьбе одного человека, отказываясь отвечать ан вопросы о его личности.

Путешественницы готовятся идти в школу, ожидая, что и для Нао эта возможность будет обеспечена по умолчанию. Казухо объясняет о разнице, касающейся Клуба и наличии Сатоши. Нао становится не по себе, когда Рэна уверенно называет себя Рейной, хотя она ненавидела это имя в прошлом мире. Хотя ничего удивительно, что здесь у неё нет причин не любить "Рейну", ведь сестры у неё нет. Нао демонстрирует ребяческое поведение и весело здоровается со всеми в классе, затем разворачивается к Казухо. говорит, что отойдёт в ванную и выбегает из класса. Казухо хочет побежать за ней, но внезапно ощущает боль и онемение в спине.

После уроков Рейна спрашивает, если ли у Нао какие-то планы, но Нао благодарит за её заботу и говорит, что ей пора идти и резко прощается до завтра. Видя такую реакцию Рейна задаёт вопрос Казухо, ненавидит ли ей Нао. Казухо морально тяжело от осознания ситуации, и она просто говорит, что Нао нервничает в первый день, и ей просто нужно привыкнуть. Рейна соглашается и уходит. Выходя из школы Казухо видит Нао с красными опухшими глазами. Нао понимает. что она не такая сильная, какой пытается казаться, и что она не может просто проигнорировать такую ситуацию, даже поимая, что эта Рейна не её сестра. Она думает, что нужно извиниться перед Миюки, которой она отвесила пощёчину, чтобы успокоить её после встречи с отцом. Казухо думает, что если в этом мире ей родители в порядке, но нет её самой, не получится ли в итоге так, что она разрушит всё это. Путешественницы считают, что им нужно найти магатаму и рассуждают о возможной связи синдрома с сонной болезнью. При всём этом теперь ситуация не кажется Казухо такой тёмной бездной, как раньше.

Путешественницы опрашивают Такано про синдром и Аяку. Она рассказывает о теории преднамеренного вируса, приводя в пример токсоплазму, которой заражены многие бродячее кошки, а также могут заразиться люди, причём заражении передаётся от беременной матери к ребёнку. Токсоплазма проникает в мозг хозяина, используя его в качестве средства для дальнейшего распространения вместе с отходами жизнедеятельности. Так и синдром тоже захватывает носителя. Королевский носитель выполняет роль командной башни, контролируя всю колонию. Приказы башни абсолютны, но разрушение этой системы приводит к тому, что вирус в теле пытается восстановить связь, вызывая ненормальное поведение носителя и активацию инстинкта выживания вируса. Даже самоубийство от размыва горла является лишь инстинктивной попыткой вируса вернуться в воду для поиска нового носителя. путешественницы спрашивают про возможность контроля по воле королевского носителя, но Такано говорит, что он не должен так работать. Доктор сравнивает королевского носителя с домовладельцем, а живший в нём вирус со съёмщиком. Съёмщик ведь не будет умирать или убивать по приказу домовладельца. Для вируса тело носителя - это лишь сосуд в форме человека. В противном случае королевский носитель убивал бы всех мыслью. Наилучшей средой для вируса является сосуществование с хозяином, а королевский носитель подобен деликатному правитель, который лишь призывает королеву вируса успокоить своих подчинённых. Если власть королевского носителя ослабнет, то в деревне начнутся проблемы. Аяка лишь выполняет роль символа для успокоения тех, кто боится вспышек синдрома. Далее следует навеянный размышлениями о природу цукуями вопрос, о возможности существования вируса в животных и предметах. Такано говорит, что вероятность есть у объектов, которые способны двигаться и использовать электричество. Как люди и животные генерируют электричество, так и вирус излучает некоторые слабые радиоволны. Система контроля вируса также зависит от мозговых волн носителя. Возможно, вирус тоже является каким-то электрическим устройством. Вирусу нужно генерировать сигналы чтобы довести команду королев о спокойствии. Всё больше размышлений о природе цукуями и механизме монстрификации. В комнату входят Сатоши и Рейна, а взгляд Нао ожесточается. Они говорят о подготовке Ватанагаши, который будет последним, а потому самым масштабным. Нао соглашается помочь Рейне, при этом краснея. Все готовятся к фестивалю.

Казахо выронила карту, когда упала в обморок, а поднял её Сатоши. Судя по всему, в этом мире его родители живы.

На листовке об последнем проведении Ватанагаши карандашом начиркано "Это твоя вина! (повторяется много раз) Без тебя он бы не был последним!".

Аяка смотрит на деревню, вспоминая о том, вспоминая ощущение свежести и трепета, когда она впервые здесь появилась, когда были надежды, страсть и энтузиазм, а также глубокое и твердое чувство миссии. Но теперь она не чувствует эмоций, ни о чём не мечтает, ведь в конце концов эта деревня - просто пустая фантазия, пустой сосуд, украшенной яркими цатами. И через некоторое время всё превратится в ничто. Во что превратится это пейзаж. после того, как всё уйдёт из деревни? Она не знает и не хочет знать, её это больше не волнует, ведь в конце концов она всё равно не сможет ничего изменить, даже если попытается, будь то наказание или награда, она просто будет молча смотреть, как всё случится. С такими мыслями Аяка начала истерично смеяться.

Ирие и Такано обсуждают состояние Казухо, где всё в целом улучшилось после отдыха, но замечают, что не была проведена проверка крови. Также Ирие хвалит директора Такано за её трактат и заслуги в целом. говоря, что рад работать у неё. Когда Миёко уходит, Ирие говорит, что не знает этого человека и что глаза будто у ястреба. Создаётся впечатление, что он говорит с кем-то ещё.

Юкиэ разговаривает с Чисаме, обсуждая то, что Миюки обманула свою мать, отправившись в Хинамизаву, ещё и потратив на это деньги, выданные на обучение. Чисаме говорит, что поможет Миюки отработать, так как тоже чувствует ответственность. Юкиэ говорит, что злится только на Миюки, а злиться на Чисаме - работа её матери. Тем не менее, Юкиэ понимает, почему Миюки и Чисаме хотят узнать что-то о произошедшем с их родственниками.

Мать Нао думает о ссоре с потерявшейся дочерью, о том, как она виновата, как расплачивается за свои грехи, за котоыре будет гореть в аду, а также о том, что Нао не должна страдать за неё. Она считает, что Нао намного лучше её, что у неё есть будущее и она сможет добиться счастья, и не важно, даже если она будет её ненавидеть. Молясь существующему или несуществующему богу она просит наказать её как угодно, лишь бы с Нао было всё в порядке, а затем валится с ног от усласти и засыпает.

Кавата в Хинамизаве рассуждает о важности "этого человека", о том, что она ухватилась за тень, а также о том, что этим детям лучше не становиться её врагами. Дальше думает о том, куда перейти дальше, в прошлое или будущее, а затем решет совершать начать регулярный контакт. Она разговаривает с чем-то через телефонную будку, спрашивая где следующая точка ветвления, а также о том, будут ли цвести красные цветы, хотя она сама заставляет их цвети. В конце говорит, что пора оплатить счета за семилетие этого ребёнка или что-то вроде того.

Нацуми звонит своему мужу Акире, говорит, что ждёт его возвращения в Японию, что принимает лекарства, а также про высокий уровень заражения за рубежом. В конце говорит, что ради него сделает что угодно, вплоть до продажи души Дьяволу.

Сотоши говорит с Сатоко после инцидента с ловушкой и Казухо и хотя его сестра поначалу мало улыбается, в её глазах читается что-то пугающее, из-за чего сложно не отвести взгляд. Затем Сатоко плачет и говорит, что постарается поладить с переведённой ученицей.

Появляется Томитаке, который только знакомится с Такано. Речь заходит о том, что в группе Токио есть круги, которые заинтересованы в изучении синдрома и его возможности использования в военных целях. Судя по всему, Такано считает эту идею сомнительной из-за того, что синдром эндемичен только конкретной местности.

Бывший староста Кимиёши разговорите со своим сыном в больнице. Вроде бы последний родом не из деревни. Они обсуждают план переселения, а Минору говорит, что в будущем его могут презирать, как того, кто продал душу Дьяволу, но при этом те, кто последует за ним делают разумный выбор и изменяют мир.

Некто рассуждает о том, что дитя, у которого в предыдущем мире были сверхъестественные силы и важная позиция по борьбе с тайнами, наконец прибыло. Это дитя не имеет компаньонов, оно беспомощно. Даже если она раскроет судьбу этого мира, никто ей не поверит, сочтя просто чудачкой. Мион отвечает, что ей жаль, но пусть выбирает сама. Говорят, что дитя больше не угроза, а просто незначительное присутствие. Мион говорит, что скоро её желание исполнится, блаженное пространство-время будет в её руках. Ради этого многое было отброшено, она лгала и причиняла боль близким людям. После исполнения желания она готова искупить свою вину перед каждым и принять наказание за грехи. Но сейчас ещё рано умирать, нужно закончить, уничтожить этот мир и принести его в жертву. Затем говорится об игре, видимо, с тем дитя, а также прозвонится обращение к Унмей-сан (Судьба-сан).

Китаджима

Нацуми разговаривает с Китаджимой, представителем некой внутриправительственной организации, докладывая о вакцине и трёх девочках. Китаджима упоминает в разговоре с другим сотрудником, что и Томоэ относится к ним, но хотя раньше это была домашняя собака, сейчас она скорее бешеная.

Небольшой курс о вакцинах и о том, что риск побочных эффектов у новых мРНК и векторных вакцин сейчас неизвестен.

Разговор Нао и Чисаме в больнице, где последняя признаётся, что на самом деле не верит в ту историю, но она готова сотрудничать, потому что оан по крайней мере верит в искренность Миюки, но принимает это для себя лишь как информацию по слухам, поскольку это не её собственная сточка зрения. То есть Чисаме верит, что Миюки не лжёт намеренно, но допускает искажение её восприятия.

Кеичи с восстановленной памятью не знает что ему делать, винит себя в том, что не спас Рику, а также думает, что он сошёл с ума, и вся эта память много мира его иллюзия. Затем он услышал о переводе Казухо и, несмотря на тревогу о том, что она не вернулась в свою эпоху, почувствовал облегчение и решимость действовать.

Казухо и Рейна обсуждают сёсзё-мангу и романтику. Рейна расспрашивает Казухо, какие парни ей нравятся с намёком на Кеичи.

Нао беседует с Казухо о сторонних темах, задумываясь, что она сломалась бы, не будь рядом кого-то ещё, при этом думая об Аяке, у которой никого нет.

Сатоши единственный в деревне называет Такано по её настоящему имени Миёко.

Advertisement